Регистрация
/
Вход
Форум
Дачников, огородников и садоводов стран СНГ
Форум
Правила
+
Главная
Все статьи
Перейти
Оценить
© "Моя Хижина" 2015-2017
№120
Просмотров: 714
Автор: koleva
25.03.2015 / 03:06

Таймень – 3. Рыбалка на тайменя и ее разновидности

Кратко:

Наша статья расскажет о способах рыбалки на тайменя.

Главная > Водоем > Пруды

Таймень ловится на Урале различными способами:  баредниками, на удочку, "на дорожку"

Барединками

Баредниками, также ботальньши мережами ловят тайменя на глубинах, с загоном; на удочку и жерлицы тальмень берет не каждый год,  а приманкой служит или мелкая плотва, или же насаживают на крючок по три червяка, но самая лучшая насадка для этой рыбы — лягушка, до которой лень большой охотник. Клев его не особенно верен, и он плохо заглатывает, так что часто срывается, но если попадется, то причиняет много хлопот.  Крупные тальмени всегда обрывают бечевку и никогда не достаются в добычу рыбаку. Таких часто лучат, бьют острогой и в середине лета, а иногда стреляют из ружья поджидая вечером . Зимою тайменя ловят на блесну из прорубей и жерлицы.  

На «дорожку»

Самая интересная и оригинальная ловля тальменей - это ловля на «дорожку». Северно-уральская дорожка несколько напоминает обыкновенную блесну, но имеет и некоторые отличия. Она состоит из 2—4-вершковой железной, реже медной пластинки с небольшим выгибом на переднем конце, где просверливается небольшое отверстие; на другом конце припаян крючок и привязан кусочек красного сукна или другой материи. Приготовление хорошей дорожки, несмотря на всю простоту ее, требует, однако, большого искусства: при неверном центре тяжести она плывет не горизонтально-плашмя, крючком книзу, а несколько наискось и неверно колеблется— «играет», поэтому хорошая «дорожка» ценится рыбаками весьма дорого, и счастливый обладатель таковой не продаст ее.

Сама ловля производится всегда в лодке, на ходу, так как только тогда «дорожка», поворачиваясь с боку на бок, принимает некоторое подобие рыбы. В переднее отверстие дорожки продевается длинная и крепкая бечевка, до 10 и более сажен, смотря, впрочем, по быстроте течения, так как необходимо, чтобы она плыла не глубже аршина. Рыбак садится в корму и тихо и мерно гребет, постепенно спуская веревку; затем, вытравив ее до надлежащей длины, захватывает конец зубами и закладывает за ухо. Осторожно, едва шевеля веслом, плывет он мимо бочагов и крутояров; мерно колеблется шнурок, передавая свое сотрясение уху — верный признак, что «дорожка» играет как следует. Тальмень, завидев ее, бросается стрелой, хватает с разбега сам себя подсекает.

Случается, что крупная рыба останавливает плывущий челнок и вырывает бечевку из зубов или же обрывает ее. Кроме того, тальмень часто срывается, особенно если крючок зацепил его только за губу, но это небольшая беда: стоит еще раз проехать тем же местом, и можно быть уверенным, что он еще раз бросится на приманку. Всего успешнее ловля на «дорожку» по утрам и вечерам, в конце лета и осенью в малую воду. По всей вероятности, тальменя можно ловить способами, употребляемыми для уженья семги, даже с большим успехом, так как он менее осторожен.

В Верхотурском уезде Пермской губернии ловят тальменей также зимою, как щук, способом, напоминающим волжские «дурилки» или зимние жерлицы. Ловля эта, называется крюченъем. Начинается ловля с ноября, как только уральские реки покроются достаточно прочным льдом, но большинство рыболовов предпочитают крючить в конце января или в начале февраля, после сильных рождественских и крещенских морозов, так как всего удобнее ловить в теплую и ясную погоду.

Но прежде, до замерзания вод, ловцы запасаются «животью», т. е. живцами — ельцом, сорогой (плотвой), а в крайности мелким окунем, которых держат всю зиму в продырявленных ящиках, погружаемых с помощью камней на глубоких местах. Отправляясь на ловлю, рыбак берет с собою десятка 2—4 «животи» (в бураке или в каком-нибудь закрывающемся деревянном сосуде), крюки, мелкую сенную труху в мешке и пешню с лопатой. «Животь» стараются не заморозить и поэтому окутывают сосуд чем-нибудь теплым и по приезде на место немедленно продалбливают  ледянку (небольшую яму во льду, на дне которой делают маленькое отверстие — около вершка диаметром — для свободного доступа свежей воды), — куда и опускают рыбу, наблюдая за тем, чтобы ледянка не покрылась льдом.

Затем тут же, всегда в курьях, т. е. ямах, делают 5—10 прорубей диаметром от 6 до 8 вершков, цилиндрической формы с закругленными нижними краями, чтобы пойманная рыба не могла перерезать шнурка. Вынутый из проруби мелкий лед сгребают в пирамидальную кучу, в которую втыкают под углом 45° к поверхности воды тоненький гибкий прутик длиной до двух четвертей, так, чтобы выставившийся конец был не более четверти и, согнувшись при поклевке, не касался противоположного края проруби; если же время стоит теплое и прутик не держится в кучке, то употребляют надколотую деревянную плашку, вставляя прутик в надкол.

Самая снасть состоит из мотылька —дощечки вершков 8 длиною, мотушки голландского шнура с движущимся по нем кусочком черного сукна и изогнутого крючка с ушком  местного приготовления (из мягкой стали или телеграфной проволоки). Крюк этот вводят под кожу живца, начиная от хвоста почти до жабр , что делается весьма тщательно, чтобы не повредить мясо или внутренности. Измерив глубину, опускают наживленный крюк в прорубь, почти к самому дну. На шнуре делают петлю, придвигают к ней суконышко (чтобы видеть издали, когда клюнет рыба и сдернет шнурок с прутика), надевают на прутик петлю, так, чтобы рыба могла сорвать его без малейшего усилия и не наколоться . Впрочем, тальмень так жаден, что хватает живца и несколько раз наколовшись. Затем прорубь засыпают слоем трухи - около пальца толщины. Оставшийся шнур, спустив с мотылька, укладывают кольцами около проруби, гак, чтобы попавшаяся рыба свободно могла стащить его в прорубь; оставляется он на том основании, что тальмень и особенно щука не сразу заглатывают живца, а, постепенно удаляясь от проруби, тащат и шнур за собой. Выбор момента подсечки и составляет трудность этого рода охоты. Расставив таким образом крюки, рыболов выбирает более подходящее место, с которого были бы видны все, и, разложив огонь, зорко наблюдает за своими снастями и, как только заметит, что на одном из прутиков суконышка не видно, стремглав бежит к проруби и, выбрав время, подсекает рыбу. Вненастье, когда у рыбы будто распухают десны и почти затягивают зубы (вероятно, это относится больше к щуке), она часто срывается с крючка.

На Алтае, а также, вероятно, почти во всей Сибири, кроме ловли на «дорожку», особенно успешной при устьях рек (на т. н. сулое), лученья поздней осенью, стрельбы на перекатах, боя острогой (киргизы на Кайджаре бьют тальменей на лету, когда они стараются перепрыгнуть через водопад), ловят на переметы, а зимой — неводами по перволедью, весною во время нереста— мордами, позднее, когда скатываются, — сурпами (корзинами, вроде верши, с четыреугольным отверстием), в которые ослабевшая рыба вносится течением воды. В притоках Камы ловят их на живца и на самоловные снасти, так как они, подобно осетровым рыбам, любят играть крючками.

Мясо тальменя чрезвычайно вкусно и во всей Сибири считается самым ценным, но только совершенно свежее. Лежалый тальмень невкусен, так как очень жирен и скоро горкнет и покрывается ржавчиной. В Иркутске тальменей употребляют в пищу свежепросольными (Пежемский). Мясо этой рыбы, как и у других видов лососей, варьирует в цвете: в Восточной Сибири (Кривошапкин, Черенов) оно белого цвета, на Урале — желтоватое или розоватое. Пироги с северо-уральским тайменем— верх гастрономического совершенства.

(по материалам «Рыбы России» (1-й том) Сабанеев Л.П.)


Еще по теме:
'); } else if( response.status ) { if( response.status == 'message_spam' ) { context.elem.text(uCoz.spam.sign.notSpam).attr('data-not-spam', '1'); var toggle = $('#report-spam-toggle-wrapper-' + response.message_id); if( toggle.length ) { toggle.find('.report-spam-toggle-text').text(uCoz.spam.sign.hidden); toggle.find('.report-spam-toggle-button').text(uCoz.spam.sign.show); } else { toggle = $('
' + uCoz.spam.sign.hidden + ' ' + uCoz.spam.sign.show + '
').hide().insertBefore(context.target); uCoz.spam.handleDOM(toggle); }; context.target.addClass('report-spam-hidden').fadeOut('fast', function() { toggle.fadeIn('fast'); }); } else if( response.status == 'message_not_spam' ) { context.elem.text(uCoz.spam.sign.spam).attr('data-not-spam', '0'); $('#report-spam-toggle-wrapper-' + response.message_id).fadeOut('fast'); $('#' + uCoz.spam.config.idPrefix + response.message_id).removeClass('report-spam-hidden').show(); } else if( response.status == 'admin_message_not_spam' ) { elem.text(uCoz.spam.sign.admSpam).attr('title', uCoz.spam.sign.admSpamTitle).attr('data-not-spam', '0'); } else if( response.status == 'admin_message_spam' ) { elem.text(uCoz.spam.sign.admNotSpam).attr('title', uCoz.spam.sign.admNotSpamTitle).attr('data-not-spam', '1'); } else { alert('uCoz.spam.report: unknown status: ' + response.status); }; } else { context.target.remove(); // no status returned by the server - remove message (from DOM). }; }, { elem: elem, target: target, height: height, margin: margin }); return false; }; uCoz.spam.handleDOM = function(within) { within = $(within || 'body'); within.find('.report-spam-wrap').each(function() { var elem = $(this); elem.parent().prepend(elem); }); within.find('.report-spam-toggle-button').not('.report-spam-handled').click(function(event) { if( event.preventDefault ) event.preventDefault(); var elem = $(this); var wrapper = elem.parents('.report-spam-toggle-wrapper'); var text = wrapper.find('.report-spam-toggle-text'); var target = elem.attr('data-target'); target = $(target); target.slideToggle('fast', function() { if( target.is(':visible') ) { wrapper.addClass('report-spam-toggle-shown'); text.text(uCoz.spam.sign.shown); elem.text(uCoz.spam.sign.hide); } else { wrapper.removeClass('report-spam-toggle-shown'); text.text(uCoz.spam.sign.hidden); elem.text(uCoz.spam.sign.show); }; }); return false; }).addClass('report-spam-handled'); within.find('.report-spam-remove').not('.report-spam-handled').click(function(event) { if( event.preventDefault ) event.preventDefault(); var messageID = $(this).attr('data-message-id'); del_item(messageID, 1); return false; }).addClass('report-spam-handled'); within.find('.report-spam-btn').not('.report-spam-handled').click(uCoz.spam.reportDOM).addClass('report-spam-handled'); window.console && console.log && console.log('uCoz.spam.handleDOM: done.'); try { if (uCoz.manageCommentControls) { uCoz.manageCommentControls() } } catch(e) { window.console && console.log && console.log('manageCommentControls: fail.'); } return this; }; uCoz.spam.handleDOM();
'); jQuery("form#socail_details input[name=social]").val(scurrent); jQuery("form#socail_details input[name=data]").val(data[scurrent]); updateSocialDetails(scurrent); }; jQuery('a#js-ucf-start').bind('click', function(event) { event.preventDefault(); if (scurrent == 0) { window.open("//sys000.ucoz.net/cgi/uutils.fcg?a=soc_comment_auth",'SocialLoginWnd','width=500,height=350,resizable=yes,titlebar=yes'); } }); jQuery('.uauth-small-links a.login-with').bind('click', function(event) { event.preventDefault(); var classList = jQuery(this).attr('class').split(' '); var social = providers[classList[1]]; if (typeof(social) != 'undefined' && social.enabled == 1){ if( social.handler ) { social.handler(social); } else {; //unetLoginWnd var newWin = window.open(social.url,"_blank",'width=640,height=500,scrollbars=yes,status=yes'); } } }); }); })(jQuery);
avatar