Регистрация
/
Вход
Форум
Дачников, огородников и садоводов стран СНГ
Форум
Правила
+
Главная
Все статьи
Перейти
Оценить
© "Моя Хижина" 2015-2017
№109
Просмотров: 1236
Автор: koleva
22.03.2015 / 00:02

Налим – 3. Рыбалка – уженье налима

Кратко:

Лов налима отличается, что зависит от выбранных снастей, времени года, времени суток. Об этом и многом другом, что касается рыбалки на налима мы расскажем в статье.

Главная > Водоем > Пруды

Как рыба очень чувствительная к качеству воды, налим едва ли не раньше других рыб снет от ее порчи. В Зауралье очень теплое лето имеет непременным следствием больший или меньший мор налимов в озерах, хотя, надо полагать, мор этот зависит не столько от температуры воды, сколько от множества паразитов, вызванных жарой.

Как известно, у многих видов рыб, не способных почему-либо своевременно выметать икру, икра подвергается жировому перерождению, то есть превращается в жировую массу и всасывается организмом .  

Налим коренной житель северной России и Сибири, и потому его можно вполне назвать русской рыбой. В Западной Европе он мелок, а потому ловля его там, на удочку не осуществляется. Ловля налима производится как удочками и снарядами, близкими удочке снастями (переметами, подпусками), так и настоящими снастями — вершами, сетями ,и почти исключительно зимою, во время нереста. Собственно охотничья ловля разделена на весеннюю, осеннюю и зимнюю.  Летом налимы на удочку вовсе не ловятся. Так как эта рыба именно ночью ходит по самому дну, то удить ее можно ночью и со дна. При этом замечено, что чем темнее ночь, тем налим берет лучше. В лунные светлые ночи, клюет плохо, как и на молодой месяц. Тем не менее огонь костра или факела, несомненно, привлекает налимов и улучшает их клев.  Так костер при ловле налимов считается необходимым условием успеха рыбалки.

Зимнее уженье налимов начинается примерно после того, как пройдет лед и вода начнет убывать, тем более, если ловят в местах с неправильным, водоворотным течением, очень любимым налимом, клев его почти совершенно незаметен. Нередко даже не слышно и звонка. Это зависит от того, что налим имеет обыкновение, взяв насадку, идти с ней против течения, так что сплошь и рядом бывает, что натянутая течением леска вдруг опускается. В этом случае лучше поторопиться подсечкой, потому что если есть поблизости камни или коряги, то налим непременно туда забьется, и его нескоро оттуда вызовешь периодическим усиленным потягиванием.

Берет налим весною после заката и до восхода, лучший клев бывает, когда совсем стемнеет, но около полуночи он на время ухудшается. Вытаскивать налима очень легко, так как он идет почти без сопротивления, но лучше подхватывать сачком, потому что налим очень скользок и его трудно удержать в руках. Москворецкие рыболовы, впрочем, не любят употреблять сачок ночью, так как в сетке запутывается крючок, они ловят очень часто с легких лодок, которые ставятся на якорях различной тяжести и на более или менее длинных веревках (сообразно силе течения), с низкими бортами, которые нетрудно наклонить к самой воде, так что даже крупная рыба легко может быть выброшена из воды в лодку. Обыкновенно они берут вытащенного налима левой рукой под жабры (иногда даже приподняв его на леске) или крепко прихватив за шиворот, а указательным пальцем правой руки достают крючок. Но если налим глубоко заглотал насадку и желательно сохранить его живым, лучше снимать поводок вместе с рыбой и надевать новый. В корзине налим, по-видимому, сидит очень смирно, но если крышка садка не привязана или неплотно закрывается, то он легко уходит из него: стоит ему только просунуть хвост в щель и найти точку опоры. При вытаскивании очень крупных налимов на севере России и в Сибири употребляют также багорчики.

В течение всего лета налимы почти вовсе не ловятся на удочки, разве случайно. Впрочем, местами он не особенно редко попадается на стерляжьи самоловы, то есть переметы без приманки,  за крючки которых цепляет, ползая по дну реки. Острые крючья самолова вонзаются в мягкое тело налима, и он редко срывается, ибо, подобно стерляди, почувствовав крючок, лежит неподвижно и почти не бьется, когда его вытаскивают.  Летом налима вообще можно добыть только руками. По-видимому, налим, подобно треске, очень чувствителен к боли, почему и не выказывает сопротивления, соответственного его величине.

 Уженье начинается, как только вода похолодеет и налим вылезет из крепких и глубоких мест на более открытые что бывает примерно в двадцатых числах августа.  В конце лета и в начале осени налим берет еще урывками в ненастье и холодную погоду, прекращая клев при понижении давления, и только в октябре и ноябре налим идет почти верно, без перерывов.

Ловят налима больше с лодок, чем с берега, на  длинные лески, и с менее тяжелым грузилом, насадкой служит червь, но больше для мелкого (1—2-летнего налима) пескарь или ерш, иногда лягушонок. Самой лучшей приманкой для налима является пескарь, затем голец, причем нет особенной надобности, чтобы они были живы, а в местах, где налим мелок,  даже можно разрезать этих рыб на 2—3 части. В Пскове, например, разрезанный пескарь считается лучше целого. Цельная рыбка наживляется за губу (обыкновенный способ насаживания), так как при нем рыба живет дольше и принимает натуральное положение, или за хвост, причем рыба хотя и умирает, но держится крепче, и налим и глубоко заглатывает крючок.

Некоторые рыболовы обстригают у ершей спинной плавник, но это совсем напрасно, так как налимья пасть, по-видимому, совершенно нечувствительна к уколам. Вообще же главная осенняя насадка —пескарь, целый или разрезанный на части. В последнем случае москворецкие рыболовы почему-то бросают голову, а ловят или на туловище, или на хвостик, на который налим будто бы берет всего охотнее (вернее объяснить тем, что хвостик крепче держится на крючке). Насадка, во всяком случае, должна лежать на дне, и в этом обыкновении налима брать пищу только со дна надо искать объяснение тому, что он охотнее берет на куски плотвы, ельца и других не донных рыб, чем на этих живых рыб. При хорошем клеве и за неимением других насадок успешно ловят налимов на куски печенки и мяса, даже бывали случаи — на куски соленой селедки. На эту последнюю насадку не мешало бы обратить удильщикам больше внимания, главным образом по той причине, что сородича налима — треску — норвежцы, за неимением наживки (мойвы), ловят непременно на соленую селедку. Да и вообще говоря, всякая рыба любит соль, а селедку достать можно везде и всегда, и она очень долго сохраняет соленый вкус и на ровном течении может привлекать рыбу с дальнего расстояния.

Так как налим почти всегда заглатывает насадку, то очевидно, что ловля его менее, чем ловля какой-либо другой рыбы, требует подсечки, а стало быть, присутствия рыболова. Поэтому большинство любителей ловят на большое число удочек, особенно при ловле с берега.  На лодке же, где место не позволяет ставить много удочек, они привязывают обыкновенные двойчатки с 2 крючками или же ловят на так называемые подпуски.

Подпуск — это, в сущности, та же донная удочка с длинной леской, но с более тяжелым грузилом и с большим числом крючков. Для ловли в глубокой и быстрой воде с мостов, лодок, плотов и барок подпуск незаменим и во многих быстрых реках, напр. на Неве, на Днепре, где местами течение настолько сильно, что требует почти фунтового грузила, составляет чуть ли не главную удильную снасть.  На Москве-реке и Клязьме подпуск всего чаще употребляется для ловли налимов, притом осенью, когда они уже вышли из ям на более мелкие места с правильным течением, необходимым условием этой ловли. Подпуск делается обыкновенно из толстой волосяной лесы (в 30—40 волос) или просмоленной бечевки, различной длины, смотря по количеству крючков (от 5 до 30), привязываемых к леске на отдельных поводках, причем расстояние между поводками должно быть, разумеется, более длины поводков во избежание путаницы. С той же целью поводки часто притягиваются не к лесе, а к привязанным к ней медным кольям. Грузило состоит из тяжелой свинцовой (или чугунной) железки около фунта и более и привязывается к леске на низшем поводке в пол-аршина длиною. Насадкой служат кусочки пескаря, реже черви и лягушата. Крючки , начиная с конечного,  постепенно  опускаются в воду, затем опускается на дно. Свободный конец лесы привязывается к небольшому, но крепкому и не гибкому удильнику.  Леса от грузила к удильнику натягивается довольно туго, так, чтобы при ловле с лодки удильник мог бы пригнуться к воде. При этомспособе прикрепления грузила, клев рыбы передается непосредственно удильнику  независимо от тяжести груза.

Ловля  подпусками очень добычлива, но скучновата и требует терпения, особенно при большом числе крючков, и невозможна без фонаря. Само собой разумеется, нет никакой надобности в слишком частом осмотре снасти. Снасть может быть охотничьей и удобной только когда число ее крючков не превышает пяти

Донный перемет отличается от других родов переметов  и является не плавучим, а донным, то есть поводки с насадками лежат почти на дне. Устройство его очень просто: бечевка толщиною в тонкий или обыкновенный карандаш, длиною от 20 аршин и более, смотря по ширине реки, хотя надо заметить, переметы ставят от берега до берега только на небольших реках. К бечевке привязываются на расстоянии одна от другой тонкие  бечевки с пятивершковыми басками, к которым и прикреплены крючки с длинными стержнями средней величины. К одному концу перемета привязывается более или менее тяжелый камень или гиря, а на крючки насаживаются пескари, ерши или куски рыбы, реже большие черви. Перемет ставится с лодки вдвоем; сначала опускается камень, потом гребец едет на другую сторону, а ловец спускает в воду поводки, причем иногда наживляет в это же время крючки.  Когда весь перемет будет спущен, бечевку его натягивают и спускают второй камень. Осматривают перемет утром, а для того, чтобы найти его, привязывают к одному концу поплавок (доску, палку) на веревке, или же ощупывают снасть при помощи багра или, еще лучше, небольшого якорька, так называемой кошки, поднимаются немного выше места, где поставлена снасть, и потом спускаются, поддевая бечеву этим якорьком. Отдельные части налимьего перемета подвергаются различным изменениям и усовершенствованиям, смотря по местности, но сущность его остается одинаковою.

Весьма охотно налим берет осенью на лягушек, но, к сожалению, их трудно доставать в это время года. Весьма удачно можно также ловить налимов на мертвую рыбку финляндским способом, употребляемым, впрочем, больше на озерах и для щук. Эта своего рода жерлица, но еще более простого устройства, состоит из сухой палки (различной величины, смотря по течению), играющей роль поплавка, камня в несколько фунтов, крепкой бечевки от 5 до 10 сажен длиною и простого или двойного крючка на медном, реже басковом, поводке четверти в 1 % длиною. Фины, подобно шведам и норвежцам, предпочитают употреблять  для этой ловли медные, а не стальные крючки, без зазубрин. Заготовив надлежащее количество палок, рыболов (чаще вдвоем) расставляет свои снасти с вечера на лодке, на более тихих местах реки, на расстоянии друг от друга, следующим , образом: на один конец бечевки привязывается камень, измеряется глубина и соответственно ей привязывается палка-наплав. Затем, опускаются вниз по течению и закидывают насадку. Рыбка насаживается таким способом: медный поводок продевают  через рот в кишечный канал и, вынув из заднего прохода, петлю на поводке продевают в большую петлю на конце , через которую пропускают рыбку.

К числу осенних способов добывания налима принадлежит  бой острогой ночью, с помощью огня. Главным образом лучат щук, линей, вообще . прудовую рыбу, стоящую на мелких местах. Что же касается налима, то его бьют острогой преимущественно в небольших реках и речках, высматривая с берега. Чаще лученья употребляется глушение налима, тоже с огнем, но с колотушкой, а не острогой.

(по материалам «Рыбы России» (1-й том) Сабанеев Л.П.)


Еще по теме:
'); } else if( response.status ) { if( response.status == 'message_spam' ) { context.elem.text(uCoz.spam.sign.notSpam).attr('data-not-spam', '1'); var toggle = $('#report-spam-toggle-wrapper-' + response.message_id); if( toggle.length ) { toggle.find('.report-spam-toggle-text').text(uCoz.spam.sign.hidden); toggle.find('.report-spam-toggle-button').text(uCoz.spam.sign.show); } else { toggle = $('
' + uCoz.spam.sign.hidden + ' ' + uCoz.spam.sign.show + '
').hide().insertBefore(context.target); uCoz.spam.handleDOM(toggle); }; context.target.addClass('report-spam-hidden').fadeOut('fast', function() { toggle.fadeIn('fast'); }); } else if( response.status == 'message_not_spam' ) { context.elem.text(uCoz.spam.sign.spam).attr('data-not-spam', '0'); $('#report-spam-toggle-wrapper-' + response.message_id).fadeOut('fast'); $('#' + uCoz.spam.config.idPrefix + response.message_id).removeClass('report-spam-hidden').show(); } else if( response.status == 'admin_message_not_spam' ) { elem.text(uCoz.spam.sign.admSpam).attr('title', uCoz.spam.sign.admSpamTitle).attr('data-not-spam', '0'); } else if( response.status == 'admin_message_spam' ) { elem.text(uCoz.spam.sign.admNotSpam).attr('title', uCoz.spam.sign.admNotSpamTitle).attr('data-not-spam', '1'); } else { alert('uCoz.spam.report: unknown status: ' + response.status); }; } else { context.target.remove(); // no status returned by the server - remove message (from DOM). }; }, { elem: elem, target: target, height: height, margin: margin }); return false; }; uCoz.spam.handleDOM = function(within) { within = $(within || 'body'); within.find('.report-spam-wrap').each(function() { var elem = $(this); elem.parent().prepend(elem); }); within.find('.report-spam-toggle-button').not('.report-spam-handled').click(function(event) { if( event.preventDefault ) event.preventDefault(); var elem = $(this); var wrapper = elem.parents('.report-spam-toggle-wrapper'); var text = wrapper.find('.report-spam-toggle-text'); var target = elem.attr('data-target'); target = $(target); target.slideToggle('fast', function() { if( target.is(':visible') ) { wrapper.addClass('report-spam-toggle-shown'); text.text(uCoz.spam.sign.shown); elem.text(uCoz.spam.sign.hide); } else { wrapper.removeClass('report-spam-toggle-shown'); text.text(uCoz.spam.sign.hidden); elem.text(uCoz.spam.sign.show); }; }); return false; }).addClass('report-spam-handled'); within.find('.report-spam-remove').not('.report-spam-handled').click(function(event) { if( event.preventDefault ) event.preventDefault(); var messageID = $(this).attr('data-message-id'); del_item(messageID, 1); return false; }).addClass('report-spam-handled'); within.find('.report-spam-btn').not('.report-spam-handled').click(uCoz.spam.reportDOM).addClass('report-spam-handled'); window.console && console.log && console.log('uCoz.spam.handleDOM: done.'); try { if (uCoz.manageCommentControls) { uCoz.manageCommentControls() } } catch(e) { window.console && console.log && console.log('manageCommentControls: fail.'); } return this; }; uCoz.spam.handleDOM();
'); jQuery("form#socail_details input[name=social]").val(scurrent); jQuery("form#socail_details input[name=data]").val(data[scurrent]); updateSocialDetails(scurrent); }; jQuery('a#js-ucf-start').bind('click', function(event) { event.preventDefault(); if (scurrent == 0) { window.open("//sys000.ucoz.net/cgi/uutils.fcg?a=soc_comment_auth",'SocialLoginWnd','width=500,height=350,resizable=yes,titlebar=yes'); } }); jQuery('.uauth-small-links a.login-with').bind('click', function(event) { event.preventDefault(); var classList = jQuery(this).attr('class').split(' '); var social = providers[classList[1]]; if (typeof(social) != 'undefined' && social.enabled == 1){ if( social.handler ) { social.handler(social); } else {; //unetLoginWnd var newWin = window.open(social.url,"_blank",'width=640,height=500,scrollbars=yes,status=yes'); } } }); }); })(jQuery);
avatar